Психология бихевиоризм

Основоположник бихевиоризма Дж. Уотсон видел задачу психологии в иссле­довании поведения живого существа, адаптирующегося к окружающей его среде. Причем на первое место в проведении исследований данного направления ставит­ся решение практических задач, обусловленных общественным и экономическим развитием. Поэтому лишь за одно десятилетие бихевиоризм распространился по всему миру и стал одним из самых влиятельных направлений психологической науки.

Появление и распространение бихевиоризма ознаменовалось тем, что в психо­логию были введены совершенно новые факты — факты поведения, которые от­личаются от фактов сознания в интроспективной психологии.

В психологии под поведением понимают внешние проявления психической деятельности человека. И в этом отношении поведение противопоставляется со­знанию как совокупности внутренних, субъективно переживаемых процессов, и тем самым факты поведения в бихевиоризме и факты сознания в интроспектив­ной психологии разводятся по методу их выявления. Одни выявляются путем внешнего наблюдения, а другие — путем самонаблюдения.

Справедливости ради надо отметить то, что помимо практической направлен­ности, обусловленной бурным экономическим ростом, стремительное развитие бихевиоризма определяли и другие причины, первой из которых можно назвать здравый смысл. Уотсон считал, что важнее всего в человеке для окружающих его людей поступки и само поведение этого человека. И он был прав, потому что, в ко­нечном счете, наши переживания, особенности нашего сознания и мышления, т. е, наша психическая индивидуальность, в качестве внешнего проявления отражает­ся в наших поступках и поведении. Но в чем нельзя согласиться с Уотсопом, так это в том, что он, доказывая необходимость заниматься изучением поведения, от­рицал необходимость изучения сознания. Тем самым Уотсон разделил психиче­ское и его внешнее проявление — поведение.

Вторая причина кроется в том, что, по мнению Уотсона, психология должна стать естественнонаучной дисциплиной и ввести объективный научный метод. Стремление сделать психологию объективной и естественнонаучной дисципли­ной привело к бурному развитию эксперимента, основанного на отличных от интро­спективной методологии принципах, что принесло практические плоды в виде экономической заинтересованности в развитии психологической науки.

Как вы уже поняли, основная идея бихевиоризма основывалась на утвержде­нии значимости поведения и полном отрицании существования сознания и необ­ходимости его изучения. Уотсон писал: «Бихевиорист ни в чем не находит дока­зательства существования потока сознания, столь убедительно описанного Джем­сом, он считает доказанным только наличие постоянно расширяющего потока поведения». С точки зрения Уотсона, поведение — это система реакций. Реакция — это еще одно новое понятие, которое было введено в психологию в связи с развити­ем бихевиоризма. Поскольку Уотсон стремился сделать психологию естественно­научной, то с естественнонаучной позиции необходимо было объяснить причины поведения человека. Для Уотсона поведение или поступок человека объясняются часть технического прогресса. В исследовании психологов, занимающихся разработкой социотехнических систем, человек выступает как самый сложный элемент системы «человек—машина». Благодаря деятельности психологов создаются об­разцы техники, которые учитывают психические и физиологические возможно­сти человека, в противном случае могли бы быть созданы технические образцы, которые в силу своих эргономических характеристик никогда не могли бы экс­плуатироваться человеком.

Не менее тесно связана психология с медицинскими и биологическими наука­ми. Связь психологии с этими науками обусловлена двойственной природой че­ловека как социального и одновременно биологического существа. Большинство психических явлений, и прежде всего психических процессов, имеет физиологи­ческую обусловленность, поэтому знания, полученные физиологами и биологами, используются в психологии для того, чтобы лучше понять те или иные психиче­ские явления. Сегодня хорошо известны факты психосоматического и соматопсихического взаимовлияния. Суть данного явления состоит в том, что психическое состояние индивида отражается на его физиологическом состоянии, а в опреде­ленных ситуациях психические особенности могут способствовать развитию того или иного заболевания. И наоборот, хроническое заболевание, как правило, ска­зывается на психическом состоянии больного. Учитывая тесную связь психиче­ского и соматического, в современной медицине активное развитие получили ме­тоды психотерапевтического воздействия, использующие «лечебные свойства» слова.

Таким образом, современная психология тесно связана с различными областя­ми науки и практики. Мы с полным основанием можем утверждать, что везде, где задействован человек, есть место психологической науке. Поэтому не случайно психология с каждым годом приобретает все большую популярность и распро­странение. В свою очередь, бурное развитие психологии, ее внедрение во все сфе­ры практической и научной деятельности привело к возникновению разнообраз­ных отраслей психологии.

Схема «Стимул-реакция»

Понятие бихевиоризма.

БИХЕВИОРИЗМ — направление в американской психологии ХХ века, отрицающее сознание как предмет научного исследования и сводящее психику к различным формам поведения, понятого как совокупность реакций организма на стимулы внешней среды. Бихевиоризм складывался как направление с явно выраженным естественнонаучным уклоном, и его основатели пытались найти формы объективного подхода к психической жизни. Согласно бихевиористам, такие понятия, как «осознание», «переживание», «страдание» и т.п. не могут считаться научными; все они – продукт человеческого самонаблюдения, т.е. субъективны; наука же, с их точки зрения, не может оперировать представлениями о том, что не может быть зафиксировано объективными средствами.

Джон Уотсон и его работа

Первым учёным, определённо считавшим себя бихевиористом, был Джон Уотсон, который в 1913 г. опубликовал своего рода манифест под названием «Психология глазами бихевиориста».

Уже само название произведения говорит о том, что Уотсон отнюдь не собирался создавать новую науку, а лишь придерживался мнения, что психология, начиная с того момента, должна была заниматься изучением поведения.

Это было, пожалуй, ошибкой, поскольку большинство психологов того времени придерживались точки зрения, что они должны исследовать душевные процессы в мире сознания. По этой причине они, естественно, не были готовы согласиться с Уотсоном.

Учёные, стоявшие у истоков бихевиоризма, тратили массу времени на борьбу с интроспективной методикой исследования духовной жизни, из-за чего центральное значение основного предмета их исследования было отодвинуто на второй план.

Сам Уотсон сделал несколько важных наблюдений относительно инстинктивного поведения. Фактически он был одним из первых современных этологов. Однако изучение способности организма к обучению произвели на него такое впечатление, что он несколько преувеличил способности новорожденных младенцев к обучению.

Впоследствии он сам признал это преувеличением, но с тех пор этот факт всегда приводят в пример, чтобы показать якобы необъективность Уотсона. Новая форма науки, разработанная им, появилась в некотором смысле преждевременно, ибо он имел в распоряжении весьма немного научно достоверных фактов из области поведения, прежде всего человеческого.


Для каждой новой формы науки всегда возникает проблема, состоящая в том, что поначалу она располагает слишком малым количеством фактов. Для научной развивающейся и претенциозной программы Уотсона, которая касалась такой широкой области, как человеческое поведение, это обстоятельство было весьма существенным недостатком. Ему требовалось больше фактического материала, чем он мог найти. Поэтому неудивительно, что многое из того, что он говорил и писал, кажется наивным или, слишком упрощённым.

Схема «Стимул-реакция»

Активность – внешняя и внутренняя – описывалась через понятие «реакция», к которой относились те изменения в организме, которые могли быть зафиксированы объективными методами – сюда относятся и движения, и, например, секреторная деятельность.

В качестве описательной и объяснительной Д. Уотсон предложил схему S—R, в соответствии с которой воздействие, т.е. стимул (S) порождает некоторое поведение организма, т.е. реакцию (R), и, что важно, в представлениях классического бихевиоризма, характер реакции определяется только стимулом. С этим представлением была связана и научная программа Уотсона – научиться управлять поведением. В самом деле, если реакция определяется стимулом, то достаточно подобрать нужные стимулы, чтобы получить нужное поведение. Следовательно, нужно проводить эксперименты, направленные на выявление закономерностей, по которым формируются стимул-реактивные связи, организовать тщательный контроль ситуаций, регистрацию поведенческих проявлений в ответ на воздействие стимула.

Еще один важный аспект: эта схема распространима и на животных, и на человека. По Уотсону, законы научения (т.е. формирования реакции на определенные стимулы) универсальны; поэтому данные, полученные в экспериментах с кошками или крысами (последние – излюбленные материал для бихевиористов), распространимы и на человеческое поведение.

Описание научения, данное Д. Уотсоном, достаточно просто в своей основе (что во многом определило популярность бихевиоризма) и соотносимо с закономерностями условного рефлекса по И.П. Павлову на которого, кстати, бихевиористы широко ссылались.

Экспериментальная практика не подтвердила правомерность исходной схемы как универсальной: в ответ на воздействие одного и того же стимула могут следовать разные реакции, одна и та же реакция может побуждаться различными стимулами. Зависимость реакции от стимула не подвергалось сомнению; однако встал вопрос о том, что есть нечто, определяющее реакцию, помимо стимула, точнее – во взаимодействии с ним. Исследователи, развивавшие идеи Уотсона, предложили ввести в рассуждение еще одну инстанцию. Обозначаемую обычно понятием «промежуточные переменные», имея в виду некоторые события в организме, на который воздействует стимул и которые, не являясь в строгом смысле реакцией (т.к. их нельзя объективно зафиксировать) также определяют ответную реакцию. (Схема S–O–R). В логике уотсоновского бихевиоризма об этих переменных нельзя рассуждать в традиционной психологической терминологии; тем не менее необихевиористы., по сути, нарушили этот запрет, обсуждая проблемы цели, образа и т.п. Так, Э.Толмен (1886-1959) экспериментально показал, что крысы, просто бегавшие по лабиринту, не получая подкрепления, в дальнейшем быстрее научаются проходить его при условии подкрепления, нежели крысы, не имевшие предварительного «опыта бегания»; это означает, что у крыс первой группы сформировался образ лабиринта, позволяющий ориентироваться в нем (Толмен назвал это «когнитивными картами»).

Одним из наиболее авторитетных бихевиористов является Б. Скиннер, предположивший, что поведение может строиться и по иному принципу, а именно, определяться не стимулом, предшествующим реакции, а вероятными последствиями поведения. Это не означает свободы поведения (хотя в рамках его подхода и обсуждается проблема «самопрограммирования» человека); в общем случае имеется в виду, что , имея определенный опыт, животное или человек будут стремиться воспроизводить его, если он имел приятные последствия, и избегать, если последствия были неприятны. Иными словами, не субъект выбирает поведение, но вероятные последствия поведения управляют субъектом.

Соответственно, можно управлять поведением, вознаграждая (т.е. положительно подкрепляя) определенные способы поведения и тем самым делая их более вероятными; на этом основана предложенная Скиннером идея программированного обучения, предусматривающая «пошаговое» овладение деятельностью с подкреплением каждого шага.

Особым направлением в рамках бихевиоризма является социобихевиоризм, наиболее активно формировавшийся в 60-е гг. Выступает представление о том, что человек может овладевать поведением не через собственные пробы и ошибки, но наблюдая за опытом других и теми подкреплениями, которые сопутствуют тому или иному поведению «научение через наблюдение», «научение без проб». Этот механизм оказывается важнейшим в процессе социализации, на его основе формируются способы реализации агрессивного и кооперативного поведения. Это можно проиллюстрировать экспериментом ведущего психолога этого направления канадца Альберта Бандуры .Испытуемым (три группы 4-летних детей) показывали фильм, герой которого избивал куклу; начало фильма было одинаковым для всех групп, завершение же было различным: в одном случае «героя» хвалили, в другом – порицали, в третьем – реагировали нейтрально. После этого детей вводили в комнату, где среди прочих была такая же кукла, как в фильме, и наблюдали за их поведением. В группе, которой демонстрировался вариант с порицанием , проявлений агрессии в отношении этой куклы было значимо меньше , чем у представителей других групп, хотя они помнили, как вел себя «герой». Равным образом наблюдение может не только формировать новые формы поведения, но и активизировать усвоенные, но до того не проявлявшиеся.

В связи с этим Бандура своеобразно трактует проблему наказаний и запретов в воспитании. Наказывая ребенка, взрослый по существу демонстрирует ему агрессивную форму поведения, находящую положительное подкрепление – в виде успеха в принуждении, самоутверждения; это означает, что ребенок, даже послушавшись, усваивает возможную форму агрессии. Негативно Бандура относится и к средствам массовой информации, пропагандирующим насилие, в частности, к фильмам, полагая, что в развитии ребенка они играют роль «обучения агрессии».

Как уже говорилось, представители теории среды утверждают, что человеческое поведение формируется исключительно под воздействием социального окружения, т.е. определяется не «врожденными», а социальными и культурными факторами. Это касается и агрессивности, которая является одним из главных препятствий на пути человеческого прогресса.

Уже философы-просветители рьяно отстаивали эту идею в самой радикальной ее форме. Они утверждали, что человек рождается добрым и разумным. И если в нем развиваются дурные наклонности, то причиной том – дурные обстоятельства, дурное воспитание и дурные примеры. Многие считали, что не существует психических различий между полами и что реально существующие различия между людьми объясняются исключительно социальными обстоятельствами и воспитанием. Следует отметить, что в противоположность бихевиористам эти философы имели в виду вовсе не манипулирование сознанием, не методы социальной инженерии, а социальные и политические изменения самого общества. Они верили, что «хорошее общество» обеспечит формирование хорошего человека или, по крайней мере, сделает возможным проявление его лучших природных качеств.

Необихевиоризм.

Необихевиоризм опирается на тот же самый принцип, что и концепция Уотсона, а именно : психология не имеет права заниматься чувствами или влечениями или какими-либо другими субъективными состояниями; он отклоняет любую попытку говорить о «природе» человека, либо конструировать модель личности, либо подвергать анализу различные страсти, мотивирующие человеческое поведение. Всякий анализ поведения с точки зрения намерений, целей и задач Скиннер квалифицирует как донаучный и как совершенно бесполезную трату времени. Психология должна заниматься изучением того, какие механизмы стимулируют человеческое поведение и как они могут быть использованы с целью достижения максимального результата. «Психология» Скиннера – это наука манипулирования поведением; ее цель – обнаружение механизмов «стимулирования», которые помогают обеспечивать необходимое «заказчику» поведение.

Вместо условных рефлексов павловской модели Скиннер говорит о модели «стимул – реакция». Иными словами, это означает, что безусловно-рефлекторное поведение приветствуется и вознаграждается, поскольку оно желательно для экспериментатора. (Скиннер считает, что похвала, вознаграждение являются более сильным и действенным стимулом, чем наказание.) В результате такое поведение закрепляется и становится привычным для объекта манипулирования. Например, Джонни не любит шпинат, но он все же ест его, а мать его за это вознаграждает (хвалит его, одаривает взглядом, дружеской улыбкой, куском любимого пирога и т.д.), т. е., по Скиннеру, применяет позитивные «стимулы». Если стимулы работают последовательно и планомерно, то дело доходит до того, что Джонни начинает с удовольствием есть шпинат. Скиннер и его единомышленники разработали и проверили целый набор операциональных приемов в сотнях экспериментов. Скиннер доказал, что путем правильного применения позитивных «стимулов» можно в невероятной степени менять поведение как животного, так и человека – и это даже вопреки тому, что некоторые слишком смело называют «врожденными склонностями».

Доказав это экспериментально, Скиннер, без сомнения, заслужил признание и известность. Одновременно он подтвердил мнение тех американских антропологов, которые на первое место в формировании человека выдвигали социокультурные факторы. При этом важно добавить, что Скиннер не отбрасывает полностью генетические предпосылки. И все же, чтобы точно охарактеризовать его позицию, следует подчеркнуть: Скиннер считает, что, невзирая на генетические предпосылки, поведение полностью определяется наборов «стимулов». Стимул может создаваться двумя путями: либо в ходе нормального культурного процесса, либо по заранее намеченному плану.

Эксперименты Скиннера не занимаются выяснением целей воспитания. Подопытному животному или человеку в эксперименте создаются такие условия, что они ведут себя вполне определенным образом. А зачем их ставят в такие условия — это зависит от руководителя проекта, который выдвигает цели исследования. Практика-экспериментатора в лаборатории в общем и целом мало занимает вопрос, зачем он тренирует, воспитывает, дрессирует подопытное животное (или человека), его скорее интересует сам процесс доказательства своего умения и выбора методов, адекватных поставленной цели.

Создается впечатление, что Скиннер, говоря о культуре, все еще имеет в виду свою лабораторию, в которой психолог действует без учета ценностных суждений и не испытывает трудностей, ибо цель эксперимента для него не имеет значения.

Скиннер попадает в сложное положение со своей концепцией потому, что не придает никакого значения поискам и находкам психоаналитической социологии, считая, что если бихевиоризм не знает ответа на какой-либо вопрос, то ответа не существует.

Для Скиннера эксплуатация не является частью самого социального эпизода, этой частью являются лишь методы контроля. Это позиция человека, для которого социальная жизнь ничем не отличается от эпизода в лаборатории, где экспериментатора интересуют только его методы, а вовсе не сам по себе «Эпизод», ибо в этом искусственном мирке совершенно не имеет значения, какова крыса – миролюбива она или агрессивна. И, словно этого еще было мало, Скиннер окончательно констатирует, что за понятием эксплуатации «легко просматриваются» ценностные суждения. Это должно означать следующее: любые психологические и социальные феномены утрачивают характер фактов, доступных научному исследованию, как только их можно охарактеризовать с точки зрения их ценностного содержания.

Идею Скиннера о взаимности отношений раба и рабовладельца можно объяснить только тем, что он употребляет слово «контроль» в двояком смысле. В том смысле, в котором оно употребляется в реальной жизни, вне всякого сомнения, рабовладелец контролирует раба, и при этом не может быть и речи о «взаимности», если не считать, что при определенных обстоятельствах раб располагает минимумом обратного контроля – например, он угрожает бунтом. Но Скиннер не это имеет в виду. Он подразумевает контроль в самом абстрактном смысле лабораторного эксперимента, который не имеет ничего общего с реальной жизнью.

Поскольку бихевиоризм не владеет теорией личности, он видит только поведение и не в состоянии увидеть действующую личность. Для необихевиориста нет никакой разницы между улыбкой друга и улыбкой врага, улыбкой хорошо обученной продавщицы и улыбкой человека, скрывающего свою враждебность.

Необихевиоризм не может объяснить, почему многие люди, которых обучили преследовать и мучить других людей, становятся душевнобольными, хотя «положительный стимулы» продолжают свое действие. Очевидно, существуют в человеке какие-то влечения, которые сильнее, чем воспитание; и очень важно с точки зрения науки рассматривать факты неудачи воспитания как победу этих влечений. Разумеется, человека можно обучить чуть ли не любым способом, но именно «чуть ли не». Он реагирует на воспитание по-разному и вполне определенным образом ведет себя, если воспитание противоречит основным его потребностям.

Невероятную популярность Скиннера можно объяснить тем, что ему удалось соединить элементы традиционного либерально-оптимистического мышления с духовной и социальной реальностью.

Теория оперантного бихевиоризма

Эти проблемы решались в трудах других ученых, прежде всего в работах Б. Ф. Скиннера(1904-1990), которого без преувеличения можно назвать центральной, культовой фигурой бихевиористиче-ского направления. По мнению некоторых ученых, он является самым выдающимся американским психологом XX в.

В юности Скиннер увлекался разными науками, причем его интересы, как правило, возникали стихийно, не подчиняясь никаким планам. Он занимался моделированием, играл на разнообразных инструментах, содержал дома различных животных (змей, черепах, жаб, ящериц и бурундуков). В Колледже Гамильтона, где Скиннер специализировался по английской литературе, он взахлеб читал одновременно Д.Джойса, М.Пруста, Ф.Бэкона, И.Павлова, устраивал розыгрыши преподавательского состава и мечтал стать писателем. Но писательство не принесло ему удовлетворения, и Скиннер обратился к науке. Благодаря Б.Расселу он познакомился с бихевиоризмом и в конце 1927 г. поступил в Гарвард, чтобы заняться психологией. Однако и его последующая научная деятельность отличалась спонтанностью и крайним разнообразием. Он с одинаковым энтузиазмом и продуктивностью занимался проблемами языкознания, изобретением управляемых снарядов, разработкой основ инструментального поведения и программированным обучением.

Скиннер окончил Гарвардский университет, защитив в 1931 г. докторскую диссертацию. В течение последующих пяти лет он работал в Гарвардской медицинской школе, занимаясь исследованием нервной системы животных. Большое влияние на его научные интересы оказали работы основателя бихевиоризма Уотсона и работы И. Павлова по формированию и изучению условных рефлексов. После нескольких лет работы в университетах Миннесоты и Индианы Скиннер стал профессором Гарвардского университета и работал в нем до конца жизни. Он также стал членом Национальной академии наук, его работы приобрели всемирную известность. Однако первоначальное стремление стать писателем привело Скиннера к идее связать две его основные потребности — в науке и в искусстве, что и реализовалось в написанном им в 1949 г. романе «Уолден-2», в котором он описывал утопическое общество, основанное на разработанных им принципах обучения.

Стремясь переработать классический бихевиоризм, Скиннер исходил прежде всего из необходимости систематического подхода к пониманию человеческого поведения. При этом он считал необходимым исключить из исследования все фикции, к которым прибегают психологи для объяснения того, чего они не понимают. К таким фикциям Скиннер относит многие понятия психологии личности, например самость, автономию, свободу, творчество. С его точки зрения, нельзя говорить о реальной свободе человека, так как он никогда реально сам не управляет своим поведением, которое детерминировано внешней средой. В книге «Поведение организма» (1938) он доказывал, что невозможность выявить причинные связи между психическими феноменами и воздействием среды диктует необходимость не объяснять, но, скорее, описывать систему организм-окружающая среда.

Скиннер стремился понять причины поведения и научиться им управлять. В этом плане он полностью разделял разработанные Уотсоном и Торндайком взгляды на социогенетическую природу психического развития, т. е. исходил из того, что развитие есть научение, которое обусловливается внешними стимулами. Однако от констатации Скиннер перешел к разработке методов целенаправленного обучения и управления поведением, а потому в психологии он остался в первую очередь как теоретик обучения, разработавший различные программы обучения и коррекции поведения. Его методы изложены в работах «Наука и человеческое поведение» (1953), «Технология обучения» (1968).

На основе представления о том, что не только умения, но и знания представляют собой вариации поведения, Скиннер разработал его особый вид — оперантное поведение. В принципе он исходил из того, что психика человека основана на рефлексах разного рода и разной степени сложности. Однако, сравнивая свой подход к формированию рефлексов с подходом И.Павлова, он подчеркивал существенные различия между ними. Условный рефлекс, формируемый в экспериментах Павлова, он называл стимульным поведением, так как он связан с ассоциацией между разными стимулами и не зависит от собственной активности субъекта. Так, собаке по звонку всегда дается мясо независимо от того, что она в этот момент делает. Таким образом, возникает ассоциация между мясом и звонком, в ответ на который наблюдается слюноотделение. Однако, подчеркивал Скиннер, такая реакция быстро формируется, но и быстро исчезает без подкрепления, она не может быть основой постоянного поведения субъекта.

В противовес этому подходу при оперантном обучении подкрепляется не стимул, а поведение, операции, которые совершает субъект в данный момент и которые приводят к нужному результату. Большое значение имеет и тот факт, что сложная реакция при этом разбивается на ряд простых, следующих друг за другом и приводящих к нужной цели. Так, при обучении голубя сложной реакции -выходу из клетки при помощи нажатия клювом на рычаг Скиннер подкреплял каждое движение голубя в нужном направлении, добиваясь безошибочного выполнения этой сложной операции. Такой подход к формированию нужной реакции имел большие преимущества по сравнению с традиционным. Прежде всего это поведение было намного устойчивей, оно очень медленно угасало даже при отсутствии подкрепления. Скиннер обратил внимание на то, что даже одноразовое подкрепление может иметь значительный эффект, так как при этом устанавливается, пусть и случайная, связь между реакцией и появлением стимула. Если стимул был значимым для индивида, он будет пытаться повторить реакцию, которая принесла ему успех. Такое поведение Скиннер называл суеверным, указывая на его значительную распространенность.

Не меньшее значение имеет и тот факт, что обучение при оперантном обусловливании идет быстрее и проще. Это связано с тем, что экспериментатор имеет возможность наблюдать не только за конечным результатом (продуктом), но и за процессом выполнения действия (ведь оно разложено на составляющие, реализуемые в заданной последовательности). Фактически происходит экстериоризация(переход во внешний план) не только исполнения, но и ориентировки и контроля за действием. Ведь подкрепляя правильное действие нужным стимулом, учитель демонстрирует ребенку, на какие элементы ситуации ему надо обращать внимание, а также что и в каком порядке с ними делать. Иными словами, детям даются схема ориентировки и схема действия, причем учитель имеет возможность наблюдать процесс усвоения этих схем.

Особенно важно, что такой подход возможен при обучении не только определенным навыкам, но и знаниям. Разработанный Скиннером метод программного обучения позволял оптимизировать учебный процесс, разработать корректирующие программы для неуспевающих и умственно отсталых детей. Эти программы имели огромные преимущества перед традиционными программами обучения, так как давали возможность учителю контролировать и в случае необходимости исправлять процесс решения задачи, мгновенно замечать ошибку учащегося. Кроме того, эффективность и безошибочность выполнения повышали мотивацию учения, активность учащихся. Наблюдение за процессом решения также позволяло индивидуализировать процесс обучения в зависимости от темпа усвоения знания. Однако у этих программ был и существенный недостаток, так как экстериоризация, играющая положительную роль в начале обучения, тормозит развитие свернутых, умственных действий. Постоянная необходимость повторять промежуточные, давно усвоенные учеником этапы решения мешает интериоризации и свертыванию развернутой педагогом схемы решения задачи. Это может на определенном этапе снизить мотивацию учащихся. В современных развивающих программах, в том числе и разработанных в нашей стране, этот недостаток программированного обучения Скиннера был преодолен.

Оперантным научением в своей книге «Вербальное поведение» (1957) объяснял Скиннер и развитие речи. Он доказывал, что человеческая речь является особой — вербальной формой поведения и, следовательно, подчиняется тем же законам, что и другие его формы. Иными словами, произносимые нами звуки представляют собой разновидность реакции говорящего, которая подкрепляется ответами или мимикой слушающего. При этом собеседник может направлять речевые реакции говорящего, изменяя подкрепление. Таким образом, улыбка или одобрение может закрепить употребление данного слова, а несогласие или наказание — замедлить или заставить заменить одно слово другим. Так реакции родителей помогают развитию речи детей, определенным формам обращения и т. д.

Против теории вербального поведения выступил известный американский лингвист Н. Хомски. Отрицая отождествление языка с поведением, он выдвинул свою теорию, ключевым понятием которой стало представление о порождающей грамматике. Изучая, каким образом человек способен производить и понимать уникальные грамматические конструкции, Хомски пришел к выводу о том, что человек обладает неким доопытным механизмом усвоения языка, который детерминирует процесс формирования речи. Этим и объясняется тот факт, что дети во всем мире усваивают язык с одинаковой скоростью, проходя при этом сходные последовательности этапов.

Продуктивная, с точки зрения лингвистики, концепция Хомски обладала существенным недостатком, который роднил ее с позицией Скиннера, — игнорированием культурной детерминанты, ведущей при развитии языка. Хотя теория Скиннера и не получила широкого научного признания, она была частично использована при обучении языку, особенно в школах для умственно отсталых детей.

В последующие годы Скиннер обратился к проблеме социализации человека, изучал возможность обучения «нормативному поведению». Разработанный им метод бихевиоральной терапии также основан на научении методом проб и ошибок. Однако при этом Скиннер основывался не только на идеях оперантного подхода, но и на взглядах Фрейда. Он был убежден в том, что главным открытием Фрейда являлись не комплексы вины, а сохранение моделей поведения, усвоенных в детстве.

Изложению позиции ученого по этим вопросам посвящены книги «По ту сторону свободы и достоинства» (1971), «Размышления о бихевиоризме и обществе» (1978). Если скиннеровские программы обучения детей были встречены с энтузиазмом и получили повсеместное распространение, то его подход к программированию поведения и так называемые жетонные программы, которые были разработаны с целью коррекции отклоняющегося поведения (у малолетних преступников, психически больных людей), подверглись обоснованной критике. Прежде всего речь шла о недопустимости тотального контроля за поведением, без которого невозможно применение этих программ, так как речь идет о постоянном положительном подкреплении желательного поведения и отрицательном подкреплении (или игнорировании) нежелательного. Кроме того, возникал вопрос о награде за определенное число набранных жетонов и особенно о наказании за их недостаточное количество. Проблема заключалась в том, что такое наказание должно быть достаточно эффективно, т. е. значимо для ребенка, но в то же время при этом не должны нарушаться основные права детей и не должна происходить фрустрация их основных потребностей.

Однако, несмотря на эти недостатки, подход Скиннера дал реальную возможность корректировать и направлять процесс обучения, процесс формирования новых форм поведения. Он оказал огромное влияние на психологию, и в современной американской психологии Скиннер является одним из наиболее авторитетных ученых, по количеству цитирования и сторонников он превзошел даже Фрейда. При этом наибольшее влияние его теория оперантного поведения оказала на практику, позволив пересмотреть процесс научения и разработать новые подходы и новые программы обучения.

Идеи и представители бихевиоризма

Бихевиоризм (англ. behavior – поведение) – ответвление в психологии, которое изучает поведение живых существ и способы влияния на него. В более узком понимании эта наука исследует внешнее поведение, не делая различия между людьми и животными.

Классический бихевиоризм Дж. Уотсона сводит психологические проявления к реагированию организма к двигательным. Мышление сводится к речевому акту, а эмоции к внутренним изменениям в организме. Сознание принципиально не включено в список изучения бихевиоризмом. Так как оно не изображает поведенческих показателей. Основная черта поведения принимается связь стимула и реакции (S – R).

Основным основоположником бихевиоризма выступает Эдвард Ли Торндайк. В основном, он проводил исследования поведения животных. Для этого Торндайк в 1911 году придумал эксперимент «проблемная клетка» из которого животное, методом проб и ошибок, должно найти выход.

Сенсационную лекцию «Психология с точки зрения бихевиориста» создал психолог из США Джон Бродес Уотсон в 1913 году, чем положил официальное начало бихевиоризма. Он был убеждён, что любое поведение можно измерять или модифицировать. Мысль Уотсона состояла в объективности и полезности психологии для общества. А его цель – в предсказании реакции и определении природы действующего стимула.

Уотсон совместно с Рейдер провели эксперимент под названием «Маленький Альберт», в центре которого был 11-ти летний мальчик. Этот эксперимент иллюстрировал формирование человеческого страха и тревоги.

У. Хантер в 1914 году создал схему «Отсроченная» для изучения манеры поведения. Он показывал обезьяне банан, а потом прятал в один из ящиков и закрывал от нее их ширмой. Через пару секунд снимал ширму. Обезьяна безошибочно находила банан. Так стало ясно, что животные способны не только на непосредственную реакцию на импульс, но и на отсроченную.

Л. Карл пошел еще дальше. Он при помощи экспериментальных опытов вырабатывал у разных животных умения, потом удалял им различные части мозга, для выяснения существует ли зависимость от удаленных частей мозга выработанного навыка. Вывод состоит в том, что все части мозга равнозначны и могут заменять друг друга.

В СССР бихевиоризм принимался как буржуазное извращенство в психологической науке. Активным ненавистником его был А.Н. Леонтьев. Критика состояла в отрицании не наблюдаемых внешних факторов (цели, мотивы, предубеждения и т.п.) в поведении человека. Однако к бихевиоризму были близки по смыслу «объективная психология»П.П. Болонского и «рефлексология» В.М. Бехтерева, которые существовали в СССР в 1929-1930-е годы.

До середины 1950-х годов бихевиоризм занимал одно из главных мест в психологии.

В1971 году Беррес Ф. Скиннер презентовал книгу «По ту сторону свободы и достоинства», в которой он утверждал, что свободная воля – это иллюзия.

Идея бихевиоризма

Важную нишу бихевиоризма занимает стимул. Он подразумевает данную ситуацию, которая выстраивает подкрепление реакции. В виде этих реакций выступают эмоциональное и устное реагирование окружающего общества. Но при этом личностные переживания не остаются незамеченными, а переносятся в зависимое положение от внешних факторов.

Научный исследователь Джон Уотсон вынес основные пункты, на которых строится бихевиоризм:

Целью наблюдения психологии есть поведение и реакции всех живых существ. Именно такие проявления будут изучены.

Все физиологические и психологические проявления исходят от типа поведения.

Реагирование людей и животных нужно исследовать как единый двигательный показатель на внешние раздражители – стимулы.

Исследовав показатели стимула, можно предугадывать следующий ответ. Основная задача бихевиоризма – научится предсказывать действия личности. Так поведение индивида можно контролировать.

Все виды реакций человека состоят из приобретенных форм (условные рефлексы) или переходят по наследству (безусловные рефлексы)

Повадки человека – это итог обучения. Т.е. многократное повторение ответного реагирования отпечатывается в памяти. Впоследствии этого могут быть воспроизведены. Так формирование навыков происходит через выработку условных рефлексов.

Мышление и речь также входят в список навыков.

Память служит хранением приобретенных умений.

Становление психических реакций происходит на протяжении всей жизни. Такое развитие зависит от условий проживания, социального общества и внешних раздражителей.

Систематизация возрастного развития не присутствует. Общих признаков в процессе формирования детской психики на разных этапах возраста отсутствуют.

Эмоции означают ответ организма на положительные и отрицательные стимуляторы окружающего пространства.

Уотсон предполагал, что человека можно обучить всему. По его мнению генетические, личностные и умственные факторы не помешают обучению.

Если углубится, то суть бихевиоризма в создании лаборатории социума.

Бихевиоризм служит предметом изучения поведения субъектов. Человеческое поведение изучается с рождения индивида до конца его жизни. Исследование проводится с объективной точки зрения, что приводит к игнорированию сознания, ощущений, воли и воображения. Из-за этой точки зрения, бихевиористы исключили понятия подсознания и всё, что связано с ним.

Цель бихевиоризма состоит в изучении поведения субъекта, чтоб в будущем превзойти его и предсказать его ответ на определенные события. Достигнуть такую цель сложно, но реально. До нынешнего времени такая практика смогла состояться только на бессистемно используемых методах общественного действия.

Из-за множественных реакций, наука старается их изменить. Выясняется, что количество безусловных ответов организма, при рождении, не велико. Это отрицает теорию инстинкта. Большая часть инстинктов, названными старой школой психологии, сейчас относятся к условным. Бихевиористы не ищут генетические наследия поведенческих реагирований или наследстве особых способностей (например музыкальных или художественных). Они считают, что каждый ребенок рождается с одинаковым количеством возможностей и при определенных внешних обстоятельствах можно его направить на изучение любой узкой отрасли.

Важной деталью бихевиоризма является стимул (S) – реакция (R). Зоопсихолог Эдвард Ли Торндайк отталкивался от теории личности (набор поведенческих реакций) и открыл закон эффекта. Он указал, что между побуждением и ответной реакцией есть связь, которая подпитывается стимулом.

Теория бихевиоризма состоит в том, что личность обладает навыками и рефлексами, которые она приобрела в окружающей себя среде. Получается, что индивид есть организованной структурой и почти стабильной системой разных умений.

Бихевиоризм в психологии рассматривает личности как субъект, у которой есть реакция, функции и возможность к обучению. Получается запрограммированный человек на воспроизведение разных действий, поведения и рефлексов.

Необихевиоризм

Эта наука принадлежит американской психологии, которая появилась в 1930-х годах ХХ в.

Необихевиоризм выступил в качестве свидетеля кризиса классического бихевиоризма, который не смог объяснить цель полноты поведения. Эта наука пользовалась идеями гештальт-психологии, фрейдизма (Э.Ч. Толмен) и павловского о высшей нервной деятельности (К. Л. Халл). Цель необихевиоризма состоит в преодолении ограниченности изначальной теории бихевиоризма. Но эта нео-отрасль пыталась сохранить основную установку на биологизацию человеческой психики.

Необихевиоризм не пытался уйти далеко от классического бихевиоризма. Американский психолог Э.Ч. Толмен поддерживал положение, что исследование должно проводится строго по объективному методу, а не опираться на недоступные этому способу мире подсознания. Но ещё в 1960-тые годы Толмен усовершенствовал формулу бихевиоризма и назвал ее когнитивным бихевиоризмом. К стимулу и реакции он добавил «промежуточные переменные», без которых он не представлял метод исследования поведения. Так появилась когнитивное представление.Он ввел гипотезы, цели, намерения и познавательные карты. В итоге получилась формула: S (стимул) – V (промежуточные переменные) – R (реакция).

Плюсы бихевиоризма:

  1. Объективный взгляд;
  2. Практика научных методов;
  3. Предметом изучения вошло поведение;
  4. Эффективные способы терапии нарушенного поведения.

Минусы бихевиоризма:

  1. Устаревшая методология и литература;
  2. Механический детерминизм;
  3. Нет отличия между человеком и животным.

Данная научная отрасль подходит для простых ситуаций психотерапии: избавления от популярных фобий (страхов), плохих привычек, моделирование плохого поведения. В сложных “личностных” случаях использование бихевиоральных способов дает не долгий эффект. Существуют исторические предпочтения: Америка пользуется бихевиоральными подходами всем другим, в России бихевиоризм не популярен.

Теории бихевиоризма;

Бихевиори́зм (от англ. behaviour — «поведение») – это направление в психологии и других научных дисциплинах, в центре изучения которого находится поведение. Основой для него явилась теория условных рефлексов, разработанная русским ученым И.П. Павловым. Американские исследователи (Джон Уотсон, Э. Торндайк, Баррес Скиннер, Альберт Бандура и др.) восприняли идеи поведения рус­ских исследователей (И.П. Павлова, В.М. Бехтерева) как образец точного естествен­нонаучного знания. Эти основополагающие идеи под воздействием идей позитивизма были трансформированы в другую стратегию исследования поведения, выразившуюся в крайних идеях бихевиоризма:

1) редуцирующих поведение к строго причинной связи внешнего стимула, регистрируемого на «входе», с ответной внешней (наблюдаемой) реакцией, фиксируемой на «выходе»;

2) утверждающих, что это отно­шение является единственным эквивалентом строго научной психологии;

3) не нуждающихся в дополнительных (ни физи­ологической, ни ментальной) промежуточных переменных.

Термин и первая программа бихевиоризма предложены в 1913 г. американским психологом Дж. Уотсоном, который применил концепцию об условных рефлексах к теории научения он сформулировал основные принципы поведенческой психологии. Дж.Б. Уотсон определял поведение как результат ввода информации через человеческие органы слуха, обоняния, осязания и т.п. Вознаграждаемое поведение повторяется – это один из основных тезисов бихевиоризма.

Закон эффекта Торндайка стал первым теоретическим обо­снованием принципа подкрепления при научении. Он гласит:

Из нескольких реакций индивида на одну и ту же ситуацию с большей вероятностью будут повторены те из них, которые сопровождаются или за которыми следует удовлетворение (подкрепление); те же, которые сопровождаются дискомфортом (наказанием) будут повторены с меньшей вероятностью. Из этого следует вывод. что поведению можно обучить.

Поведение людей обусловлено последствиями их дей­ствий в подобной ситуации в прошлом. Для Б.Ф. Скиннера поведение является функцией его последствий.

Механизм поведения по Скиннеру выглядит следующим образом: стимулы — поведение — последствия — будущее поведение.

Эта модель стала весьма значительным вкладом в изучение организационного поведения. Однако в данной трактовке можно проследить сходство с методикой дрессировки животных. Но пове­дение человека гораздо сложнее. Оно формируется через процесс последовательных прибли­жений. Сложные действия вырабатываются в результате подкрепления таких элементов поведения, которые соответствуют необходимой форме поведения. Применительно к че­ловеку это было названо «скиннеровским кошмаром».

Американский психолог Альберт Бандура (1925 — 1988) — автор теории социального научения.

Начав с методологии «стимул-реакция», он пришел к выводу, что для человеческого поведения данная модель не вполне применима, и предложил свою модель, которая лучше объясняет наблюдаемое поведение. На основании многочисленных исследований дал новую формулировку инструментального обусловливания, отведя в нем центральное место научению путем наблюдения за образцом. При этом подкрепление рассматривалось им не как единственная детерминанта научения, а лишь как способствующий фактор. Главной же детерминантой научения человека является наблюдение за образцами поведения других людей и за последствиями этого поведения: та или иная форма поведения становится мотивирующей в силу предвосхищения последствий данных действий. К числу таких последствий может относиться не только подкрепление со стороны других людей, но и самоподкрепление, обусловленное оценкой соблюдения внутренне обязательных стандартов поведения. Быстрота научения зависит от психологической доступности предмета подражания и от эффективности словесного кодирования наблюдаемого поведения. Научение через наблюдение необходимо в таких ситуациях, когда ошибки могут приводить к слишком значимым, или даже фатальным последствиям.

Иными словами, наблюдая за поведением других людей и анализируя его, работники осознанно формируют свое поведение.

Особое место принадлежит В.М.Бехтереву, выдвинувшему идею «коллективной рефлексологии», в предмет которой включаются: поведение коллективов, поведение личности в коллективе, условия возникновения социальных объединений, особенности их деятельности, взаимоотношения их членов. Такое понимание коллективной рефлексологии представлялось как преодоление субъективистской социальной психологии, поскольку все проблемы коллективов толковались как соотношение внешних влияний с двигательными и мимико-соматическими реакциями их членов. Социально-психологический подход следовало обеспечить соединением принципов рефлексологии (механизмы объединения людей в коллективы) и социологии (особенности коллективов и их отношения с обществом). Сам Бехтерев настаивал на термине «коллективная рефлексология» вместо обычного употребляемого термина общественной или социальной психологии.

В концепции В.М.Бехтерева содержалась весьма полезная идея: коллектив есть нечто целое, в котором возникают новые качества, возможные лишь при взаимодействии людей. Однако эти взаимодействия трактовались достаточно механистически: личность объявлялась продуктом общества, но в основу ее развития были положены биологические особенности и, прежде всего социальные инстинкты; для объяснения социальных связей личности привлекались законы неорганического мира (тяготение, сохранение энергии и пр.), хотя сама идея биологической редукции и подвергалась критике. Тем не менее, заслуга Бехтерева перед последующим развитием социальной психологии была огромна.

Британский учёный-психолог Ганс Юрген Айзенк — создатель факторной теории личности, автор популярного теста интеллекта.

Начал свои исследования базовых признаков личности с анализа результатов психиатрического обследования, включающего описания психиатрических симптомов, контингента солдат — групп здоровых и признанных невротиками. В результате этого анализа было выделено 39 переменных, по которым данные группы оказались существенно различными и факторный анализ которых позволил получить четыре фактора, в том числе факторы экстраверсии-интроверсии и стабильности и нейротизма.

Айзенк переосмыслил термины экстраверт и интроверт, введенные К. Г. Юнгом — изначально они имели иное содержание.

В работе «Биологические основы индивидуальности» Айзенк предложил уже следующую интерпретацию этих двух личностных факторов. В результате дальнейших исследований с применением факторного анализа Айзенк сформулировал «трёхфакторную теорию личности».

Эта теория опирается на определение черты личности как способа поведения в определенных жизненных областях: на низшем уровне анализа рассматриваются изолированные акты в специфических ситуациях; на втором уровне — часто повторяющееся, привычное поведение в содержательно похожих жизненных ситуациях, это — обычные реакции, диагностируемые как поверхностные черты; на третьем уровне анализа обнаруживается, что повторяющиеся формы поведения могут объединяться в некоторые содержательно однозначно определяемые комплексы, факторы первого порядка; на четвёртом уровне анализа содержательно определенные комплексы сами объединяются в факторы второго порядка, или типы, не имеющие явного поведенческого выражения, но основанных на биологических характеристиках. На уровне факторов второго порядка Айзенк выделил три личностных измерения: психотизм (P), экстраверсию (E) и нейротизм (N), которые рассматривает как генетически обусловленные активностью центральной нервной системы, что свидетельствует о их статусе черт темперамента.

В огромном числе прикладных исследований была показана важность различий по этим факторам в статистике преступности, при душевных заболеваниях, в предрасположенности к несчастным случаям, в выборе профессий, в выраженности уровня достижений, в спорте, в сексуальном поведении и т. д.

Американский психолог и социолог Джордж Келли стал одним из первых ученых, которые особое значение придавали мышлению, сознанию, суждению (т.е. когнитивным процссам) как основнеой чрте функционирования человека. Основная работа Келли — «Психология личностных конструктов» -вышла в 1955 году. Согласно Келли, все психические процессы протекают по путям предсказания событий окружающего мира. Человек не раб своих инстинктов, не послушная игрушка стимулов и реакций и даже не самоактуализирующаяся самость. Человек в рамках теории личных конструктов — учёный, исследующий окружающий мир и самого себя. Основное понятие теории — конструкт, основное средство классификации объектов окружающего мира — биполярная шкала («добрый -злой», «веселый — грустный). Этот терминон ввел для обозначения когнитивных шаблонов, которые человек «сам создает, а затем пытается подогнать их по тем реалиям, из которых состоит этот мир». Конструкты используются для прогнозирования повторяющихся событий. Конструкт позволяет индивиду не только объяснять чужое поведение, но и проектировать собственное поведение, так как конструкт задает фактическую программу такого поведения.

Гордон Уиллард Олпорт – американский психолог, теоретик черт личности.

В 1920—1940-е годы американскую психологию можно было разделить на три лагеря. В научных исследованиях поведения человека доминировал бихевиоризм в различных версиях, в то время как вся область внутреннего мира человека была вотчиной психоанализа. Однако были независимые от этих лагерей исследователи, в основном шедшие от практической задачи измерения психических явлений — интеллекта, черт личности, мотивации

«Личность- это динамическая организация психофизических систем индивида, которая обусловливает характерное для него поведение и мышление». Олпорт обращал большое внимание на проблему общего и индивидуального в личности, обособляя общие черты и личностные черты (диспозиции, от лат. disposition — расположение). Под общими чертами понимаются такие универсальные признаки, которые присущи всем людям, но в различной степени, по которым людей можно сравнивать друг с другом, которые можно измерять номотетическими методами. Личностные диспозиции — такие уникальные индивидуальные особенности поведения, которые устойчиво повторяются у данной личности, но отсутствуют у подавляющего большинства других людей.

Олпорт разделил личностные диспозиции на:

· кардинальные, которые выражают черту настолько всепроникающую и оказывающую столь сильное влияние на поведение человека, что практически в каждом поступке, каждом действии можно проследить её влияние.

· центральные (такие как доброта, приветливость, напористость) проявляются в ограниченном спектре ситуаций. Они наиболее типичны для индивидов. По тем или иным чертам можно определить личность, они наиболее характерны и их очень просто выявить. Однако сам Олпорт считал, что их сравнительно немного — от пяти до десяти важных характеристик;

· вторичные, которые представляют собой наименее заметные, обобщенные и согласованные черты. Это менее важные, но регулярно проявляющиеся характеристики. Нужно досконально знать человека, чтобы определить его вторичные диспозиции.

Личные диспозиции помогают создать полную картину поведения личности, её индивидуальность и своеобразие.

В своей теории личности Г. Олпорт не использует понятие самость (мое) как таковое, а оперирует понятием проприум (личная собственность). Проприум — это совокупность всех сторон личности, ее внутреннее единство. Введя понятие проприум в теорию психологии личности, Олпорт не открыл нового феномена, а только расширил ее понятийный аппарат. Другие теоретики психологии, занимающиеся изучением личности, для определения ощущения «своего собственного» (проприум) используют термины «я» (self) и «эго», предполагая их взаимосвязь. Г. Олпорт выделяет ряд аспектов (функций) «самости», которые участвуют в развитии проприума на протяжении всей жизни индивида. К ним относятся Ощущение тела — это «стержень становления личности», другими словами телесное Я.

1. Сюда относятся все органические ощущения, которые испытывает человек.

2. Самотождественность, ощущение себя собой — чувство, которое растет постепенно. Важную роль при формировании данной функции играет социальное взаимодействие.

3. Возвеличивание эго — это ни что иное, как эгоцентризм, присущий человеку от природы.

4. Расширение эго. Эта функция в раннем детстве проявляется как отождествление ребенком себя с родителями, игрушками и т.д., которые ему принадлежат. Позднее она распространяется на другие группы людей (класс в школе, соседи, нация). В зрелости же процесс расширения эго может осуществляется посредством развития интереса к каким-то абстрактным идеям, моральным ценностям.

5. Рациональный субъект. Данная функция обеспечивает «адекватное приспособление, точное планирование и относительно безупречное решение жизненных уравнений». Данная функция имеет непосредственную связь с развитием мышления.

6. Образ себя — это то, каким человек видит себя в данный момент времени (способности, статус, роли) и то, каким он хочет стать, то есть идеальное Я.

7. Личное стремление, или другими словами мотивация. Как только личность переходит на стадию расширения эго и выбирает образ себя, который непосредственно связан с образом Я идеального, речь заходит не о простых природных импульсах и влечениях, а о личном стремлении человека, которое отражает собственное, то есть самость.

8. Субъект познания — функция, которая возвышается над остальными проприативными функциями и синтезирует их. Человек познает не только объекты материи, но и самого себя.

Итогом развития становится способность человека к самопознанию и самоосознанию.

Первые три функции — ощущение тела, самотождественность и возвеличивание себя — развиваются в раннем детстве. Остальные же более продолжительны по времени и зависят от индивидуальных особенностей человека, его жизненного пути.

Рэймонд Кеттел, известный англо-американский психолог, в 60 – 70 -ых годах прошлого века разработал теорию черт личности на основе фундаментального статистического анализа объективных поведенческих характеристик.

Согласно Кеттелу, черты личности представляют собой относительно постоянные тенденции реагировать определенным образом в разных ситуациях и в разное время. Черты личности отражают устойчивые и предсказуемые психологические характеристики. Черты личности выявляются из явного, открытого поведения или на основе анализа параметров самооценки.

Свои исследования Кеттел проводил, основываясь на факторном анализе, который является методом определения степени совместной изменчивости в большом наборе психологических переменных, полученных при тестировании группы испытуемых. Итогом этих многоплановых исследований стал широко известный личностный опросник 16PF.
Исходным материалом для разработки опросника стал список из 4500 характеристик личности, ранее описанными Г.Олпортом и Х.Одбертом, L – данные, представляющие результаты измерения поведения человека в конкретных повседневных ситуациях, Q – данные самооценки при заполнении анкет и данные объективных тестов (ОТ – данные).
Путем систематизации и структуризации данных их общее количество было сокращено и подвергнуто факторному анализу.

Главное в концепции Кеттела состоит в том, что он описал различные типы выявленных им черт. Черты личности он разделил на два типа:

Поверхностные, которые представляют собой совокупность поведенческих характеристик, проявляющиеся в «неразрывном » единстве;

Исходные, которые образуют блоки самой конструкции личности и определяют поведение человека.

В результате обширной исследовательской работы Кеттел смог выявить шестнадцать биполярых исходных черт личности или шестнадцать факторов образовывающих структуру личности, определяющих различные формы поведения человека на протяжении длительного периода времени:

• отзывчивость – отчужденность,
• ителлект,
• эмоциональная устойчивость – неустойчивость,
• доминантность – подчиненность,
• рассудительность – беспечность,
• сознательность – безответственность,
• смелость – робость,
• жесткость – мягкость,
• доверчивость – подозрительность,
• мечтательность – практичность,
• дипломатичность – прямолинейность,
• склонность к опасениям – спокойствие,
• радикализм – консерватизм,
• самодостаточность – конформизм,
• недисциплинированность – контролируемость,
• расслабленность – напряженность.

Опросник «Шестнадцать личностных факторов» Кеттела оказался чрезвычайно полезным и популярным инструментом оценки и самооценки личности как в прикладных, так и в теоретических исследованиях.

Американский психолог Джулиан Роттер также занимался проблемой предсказания поведения. Он сделал попытку сконструировать модель поведения на основе анализа взаимодействия четырех переменных: потенциала поведения, ожидания, ценностей подкрепления и психологической ситуации.

Для того, чтобы предсказать поведение, Ротер предложил формулу:

Потенциал поведения = ожидание + ценность подкрепления

Однако, она применима только для прогноза поведения в условиях тщательного контроля.

Для прогноза целенаправленного поведения в различных ситуациях, возникающих повседневно, он использовал более общую формулу. В нее вошли такие компоненты, как потенциал потребности, ценность потребности, свобода деятельности и минимальная цель, уровень минимальной цели:

Потенциал = свобода деятельности + ценность потребности

Общая формула прогноза означает, что человек склонен стремиться к целям, достижение которых будет подкреплено, и ожидаемые подкрепления будут иметь высокую ценность. Зная эти факторы можно сделать точный прогноз возможного поведения человека.

Уровень субъективного контроля (УСК) Джулиана Роттера диагностирует локализацию контроля над значимыми событиями, в других словах — уровень личной ответственности. В основе его лежит различение двух локусов контроля – интернального и экстернального и, соответственно, двух типов людей – интерналов и экстерналов.

Таблица

Характеристика типов поведения людей

Тип Зависимость происходящих событий
Интернальный зависят личностных качеств и являются закономерными следствиями его собственной деятельности.
Экстернальный успехи и неудачи зависят от внешних обстоятельств (условий окружающей среды, действий других людей, случайности, везения или невезения и т. д.)

Любой индивид занимает определенную позицию на континууме, задаваемом этими полярными локусами контроля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *