Посев из зева

ПОКАЗАНИЯ: ангина, паратонзиллярный абсцесс, острый стенозирующий ларингит, контакт по дифтерии.

ПРИГОТОВИТЬ:

1. Штатив с двумя стерильными пробирками с сухими ватными тампонами на стержнях.

2. Стерильный шпатель.

3. Карандаш по стеклу.

4. Сумку – термос.

АЛГОРИТМ ПРОВЕДЕНИЯ МАНИПУЛЯЦИИ:

1. Старшего ребёнка усадить лицом к источнику света.

Младшего ребёнка усадить на колени к помощнику, который фиксирует ноги ребёнка между своими ногами, одной рукой, положив её на лоб, фиксирует голову, другой, обхватив ребёнка, – туловище и руки.

2. Голову ребёнка необходимо наклонить назад.

3. Встать напротив ребёнка и взять в левую руку пробирку и шпатель.

4. Предложить ребёнку открыть рот.

5. Нажать шпателем на корень языка и удерживать в таком положении в течение взятия мазка.

6. Взять в правую руку стержень с тампоном из пробирки.

7. Ввести стержень в полость рта, не касаясь губ, языка, слизистой щёк, зубов.

8. Произвести забор материала:

a) С диагностической целью: (если в зеве есть налёты) по границе поражённой и здоровой ткани.

b) С профилактической целью: (изменений в зеве нет) с разных участков, то есть с миндалин, дужек, язычка, задней стенки глотки, слегка нажимая на них.

9. Бережно извлечь тампон и поместить в пробирку, не касаясь краёв.

10. Написать на пробирке специальным карандашом букву «З» (т.е. зев).

11. Очистить носовые ходы.

12. Взять в левую руку вторую пробирку.

13. Левой рукой слегка приподнять кончик носа.

14. Правой рукой взять стержень из пробирки.

15. Ввести тампон в нижний носовой ход, не касаясь наружных поверхностей носа.

16. Продвинуть тампон вращательным движением на глубину 1-1,5 см и снять слизь со слизистой перегородки носа.

17. Аккуратно вынуть тампон.

18. Этим же тампоном таким же образом взять материал из другого носового хода.

· Если патологические изменения наблюдаются только в одном носовом ходе, сначала забор производят из здорового хода, затем из поражённого.

19. Ввести тампон в пробирку, не задевая её краёв.

20. Написать на пробирке специальным карандашом букву «Н» (т.е. нос).

21. Доставить в баклабораторию в сумке-термосе в течение 2-х часов от забора материала, сопроводив направлением, в котором обязательно надо указать время взятия.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Взятие мазка нужно проводить до еды или через 2 часа после еды.

2. Перед проведением этой манипуляции ребёнок не должен чистить зубы, полоскать рот.

3. При необходимости лечения антибиотиками мазок необходимо взять до начала лечения, а с целью контроля – не ранее, чем через 3 дня после окончания лечения.

4. При невозможности доставить материал в баклабораторию в течение 3-х часов необходимо использовать пробирки с транспортной средой.

5. Если ребёнок не открывает рот, можно:

a) Нажать первым и вторым пальцами на щёки в области смыкания челюстей;

b) Или, наложив указательный палец поперёк подбородка снизу, а большой палец на подбородок, оттянуть его вниз;

c) Или шпатель, обёрнутый салфеткой, ввести в рот ребёнка между щекой и зубами (шпатель должен быть расположен широкой плоскостью к зубам), подвести его к последним коренным зубам, повернуть на 90º, ввести между зубами, нажать вниз до открытия рта;

d) Первым и вторым пальцами раздвинуть губы ребёнка, шпатель, обёрнутый салфеткой, ввести широкой плоскостью между резцами верхней и нижней челюстей, наружный конец шпателя поднять вверх до открытия рта.

А-СТРЕПТОКОККОВЫЙ ТОНЗИЛЛИТ: клиническое значение, вопросы антибактериальной терапии

Что подразумевают под острым тонзиллитом?
Почему при БГСА-тонзиллите необходима антибактериальная терапия?
Какие антибактериальные средства выбрать?

Острый тонзиллит (ангина)1 — заболевание, которое характеризуется острым воспалением одного или нескольких лимфоидных образований глоточного кольца (чаще небных миндалин) и принадлежит к числу широко распространенных инфекций верхних дыхательных путей.

Наиболее значимым бактериальным возбудителем острого тонзиллита является β-гемолитический стрептококк группы А (Streptococcus pyogenes, БГСА). Реже острый тонзиллит вызывают вирусы, стрептококки групп C и G, Arcanobacterium haemolyticum, Neisseria gonorrhoeae, Corynebacterium diphtheria (дифтерия), анаэробы и спирохеты (ангина Симановского — Плаута — Венсана), крайне редко — микоплазмы и хламидии.

БГСА передается воздушно-капельным путем. Источниками инфекции являются больные и реже бессимптомные носители. Вероятность заражения увеличивается при высокой степени обсемененности и тесном контакте с больным. Вспышки острого БГСА-тонзиллита чаще всего встречаются в организованных коллективах (в детских дошкольных учреждениях, школах, воинских частях и т. д.). Поражаются преимущественно дети в возрасте 5-15 лет, а также лица молодого трудоспособного возраста. Наибольшая заболеваемость отмечается в зимне-весенний период.

Высокая частота заболевания, контагиозность инфекции, большие трудопотери, влекущие за собой экономический ущерб, возможность развития серьезных осложнений — все это свидетельствует о том, что проблема БГСА-тонзиллита по-прежнему стоит достаточно остро как в научном, так и в практическом аспекте.

Клиническая картина. Инкубационный период при остром БГСА- тонзиллите составляет от нескольких часов до 2-4 дней. Для этого заболевания характерны острое начало с повышением температуры до 37,5–39°С, познабливание или озноб, головная боль, общее недомогание, боль в горле, усиливающаяся при глотании; нередки артралгии и миалгии. У детей могут быть тошнота, рвота, боли в животе. Развернутая клиническая картина наблюдается, как правило, на вторые сутки с момента начала заболевания, когда общие симптомы достигают максимальной выраженности. При осмотре выявляется покраснение небных дужек, язычка, задней стенки глотки. Миндалины гиперемированы, отечны, часто с гнойным налетом желтовато-белого цвета. Налет рыхлый, пористый, легко удаляется шпателем с поверхности миндалин без кровоточащего дефекта. У всех больных отмечаются уплотнение, увеличение и болезненность при пальпации шейных лимфатических узлов на уровне угла нижней челюсти (регионарный лимфаденит). В анализах крови — повышенный лейкоцитоз (9-12 109/л), сдвиг лейкоцитарной формулы влево, ускорение СОЭ (иногда до 40-50 мм/ч), появление С-реактивного белка. Длительность периода разгара (без лечения) составляет примерно 5-7 дней. В дальнейшем при отсутствии осложнений основные клинические проявления болезни (лихорадка, симптомы интоксикации, воспалительные изменения в миндалинах) быстро исчезают, нормализуется картина периферической крови. Симптомы регионарного лимфаденита могут сохраняться до 10-12 дней.

Диагноз БГСА-тонзиллита подтверждается микробиологическим исследованием мазка с поверхности миндалин и/или задней стенки глотки. При соблюдении правил техники забора образца чувствительность метода достигает 90 %, а специфичность — 95-99 %. Популярные за рубежом методы экспресс-диагностики А-стрептококкового антигена в мазках из зева дают возможность получить ответ через 15-20 мин. В то же время следует подчеркнуть, что культуральный метод не позволяет дифференцировать активную инфекцию от БГСА-носительства, а современные экспресс-тесты, несмотря на их высокую специфичность (95-100%), характеризуются сравнительно низкой чувствительностью (60-80%), то есть отрицательный результат быстрой диагностики не исключает стрептококковой этиологии заболевания.

Дифференциальная диагностика острого БГСА-тонзиллита, основанная только на клинических признаках, нередко представляет собой достаточно трудную задачу даже для опытных врачей. Однако необходимо отметить, что наличие респираторных симптомов (кашля, ринита, охриплости голоса и др.), а также сопутствующие конъюнктивит, стоматит или диарея указывают на вирусную этиологию острого тонзиллита. В отличие от скарлатины для острого БГСА-тонзиллита не характерны какие-либо виды высыпаний на коже и слизистых. При локализованной дифтерии ротоглотки налет с миндалин снимается с трудом, не растирается на предметном стекле, не растворяется в воде, а медленно оседает на дно сосуда; после удаления налета отмечается кровоточивость подлежащих тканей. Ангинозная форма инфекционного мононуклеоза, как правило, начинается с распространенного поражения лимфатических узлов (шейных, затылочных, подмышечных, абдоминальных, паховых), симптоматика тонзиллита развивается на 3-5-й день болезни, при исследовании периферической крови выявляется лейкоцитоз с преобладанием мононуклеаров (до 60-80%). Ангина Симановского — Плаута — Венсана характеризуется слабо выраженными признаками общей интоксикации и явлениями одностороннего язвенно-некротического тонзиллита, при этом возможно распространение некротического процесса на мягкое и твердое небо, десны, заднюю стенку глотки и гортань.

Поскольку БГСА-тонзиллит по своей сути — самокупирующееся заболевание и может заканчиваться полным выздоровлением (даже при отсутствии лечения) без каких-либо осложнений, у некоторых врачей по-прежнему существуют сомнения в отношении тщательности курации таких больных. Совершенно необоснованно отдается предпочтение местному лечению (полосканиям, ингаляциям и др.) в ущерб системной антибиотикотерапии. Подобный подход ни в коей мере не оправдывает себя и может привести к весьма печальным для больного последствиям.

Многочисленные литературные данные свидетельствуют о том, что в конце XX столетия произошли существенные изменения в эпидемиологии БГСА-инфекций верхних дыхательных путей и, что особенно важно, их осложнений, обусловленные «возрождением» высоковирулентных А-стрептококковых штаммов. Так, в середине 1980-х годов в США, стране с наиболее благополучными медико-статистическими показателями, разразилась вспышка острой ревматической лихорадки (ОРЛ), сначала среди солдат-новобранцев на военной базе в Сан-Диего (Калифорния), а чуть позже — среди детей в континентальных штатах (Юте, Огайо, Пенсильвании). Причем в большинстве случаев заболевали дети из семей, годовой достаток в которых превышал средний по стране (то есть имеющих отдельное жилище, полноценное питание, возможность своевременного получения квалифицированной медицинской помощи). Примечательно, что диагноз ОРЛ в большинстве случаев был поставлен с опозданием. Среди наиболее вероятных причин данной вспышки далеко не последнюю роль сыграл и так называемый врачебный фактор. Как справедливо отметил G.H. Stollerman (1997), молодые врачи никогда не видели больных с ОРЛ, не предполагали возможности циркуляции стрептококка в школьных коллективах, не знали об определяющем профилактическом значении пенициллина и часто вообще понятия не имели о том, что при тонзиллитах нужно применять антибиотики. Наряду с этим оказалось, что в половине случаев ОРЛ являлась следствием БГСА-тонзиллита, протекавшего со стертым клиническим симптомокомплексом (удовлетворительное общее состояние, температура тела нормальная или субфебрильная, небольшое чувство першения в глотке, исчезающее через 1-2 дня), когда большинство больных не обращались за медицинской помощью, а проводили лечение самостоятельно без применения соответствующих антибиотиков.

Результаты исследований глоточных культур, выполненных в пораженных ОРЛ-популяциях в конце 1980-х годов, позволяют вести речь о существовании «ревматогенных» БГСА-штаммов, обладающих рядом определенных свойств. Среди них особое значение имеет наличие в молекулах М-протеина эпитопов, перекрестно реагирующих с различными тканями макроорганизма-хозяина: миозином, синовией, мозгом, сарколеммальной мембраной. Указанные данные подкрепляют концепцию молекулярной мимикрии как основного патогенетического механизма реализации стрептококковой инфекции в ОРЛ за счет того, что образующиеся в ответ на антигены стрептококка антитела реагируют с аутоантигенами хозяина. С другой стороны, М-протеин обладает свойствами суперантигена, индуцирующего эффект аутоиммунитета. Приобретенный аутоиммунный ответ может быть в свою очередь усилен последующим инфицированием ревматогенными штаммами, содержащими перекрестно-реактивные эпитопы.

В конце 1980-х — начале 1990-х годов из США и ряда стран Западной Европы стали поступать сообщения о чрезвычайно тяжелой инвазивной БГСА-инфекции, протекающей с гипотензией, коагулопатией и полиорганной функциональной недостаточностью. Для обозначения этого состояния был предложен термин «синдром стрептококкового токсического шока» (streptococcal toxic shock-like syndrome), по аналогии со стафилококковым токсическим шоком. И хотя основными «входными воротами» для этой угрожающей жизни БГСА-инфекции служили кожа и мягкие ткани, в 10-20 % случаев заболевание ассоциировалось с первичным очагом, локализующимся в лимфоидных структурах носоглотки. При анализе инвазивных БГСА-инфекций, проводившемся в США в 1985-1992 годах, было установлено, что кривые заболеваемости ОРЛ и синдромом токсического шока стрептококкового генеза оказались очень схожими как по времени, так и по амплитуде.

На сегодняшний день истинные причины упомянутого «возрождения» высоковирулентной БГСА-инфекции по-прежнему полностью не раскрыты. В связи с этим роль точного диагноза и обязательной антибиотикотерапии БГСА-тонзиллита (в том числе его малосимптомных форм) как в контроле за распространением этих инфекций, так и в профилактике осложнений еще более возросла.

Лечение. Несмотря на то что БГСА по-прежнему сохраняет практически полную чувствительность к β-лактамным антибиотикам, в последние годы отмечаются определенные проблемы в терапии тонзиллитов, вызванных этим микроорганизмом. По данным разных авторов, частота неудач пенициллинотерапии БГСА-тонзиллитов составляет 25-30%, а в некоторых случаях — даже 38%. Одной из возможных причин этого может быть гидролиз пенициллина специфическими ферментами — β-лактамазами, которые продуцируются микроорганизмами — копатогенами (золотистым стафилококком, гемофильной палочкой и др.), присутствующими в глубоких тканях миндалин, особенно при наличии хронических воспалительных процессов в последних.

Как видно из табл. 1, препараты пенициллинового ряда остаются средствами выбора только при лечении острого БГСА-тонзиллита. На сегодняшний день оптимальным препаратом из группы оральных пенициллинов представляется амоксициллин, который по противострептококковой активности аналогичен ампициллину и феноксиметилпенициллину, но существенно превосходит их по своим фармакокинетическим характеристикам, отличаясь большей биодоступностью (95, 40 и 50 % соответственно) и меньшей степенью связывания с сывороточными белками (17, 22 и 80 %). При сомнительной комплаентности (исполнительности) больного, а также в определенных клинико-эпидемиологических ситуациях показано назначение однократной инъекции бензатин-пенициллина.

Феноксиметилпенициллин целесообразно назначать только детям младшего возраста, учитывая наличие лекарственной формы в виде суспензии, а также несколько большую комплаентность, обеспечиваемую благодаря контролю со стороны родителей, чего нельзя сказать о подростках.

Наряду с пенициллинами несомненного внимания заслуживает представитель оральных цефалоспоринов I поколения цефадроксил, высокая эффективность которого в терапии БГСА-тонзиллитов, а также хорошая переносимость подтверждены в ходе многочисленных клинических исследований.

При непереносимости β-лактамных антибиотиков целесообразно назначать макролиды (спирамицин, азитромицин, рокситромицин, кларитромицин, мидекамицин). Наряду с высокой противострептококковой активностью преимуществами этих препаратов являются способность создавать высокую тканевую концентрацию в очаге инфекции, более короткий (в частности, для азитромицина) курс лечения, хорошая переносимость. Применение эритромицина — первого представителя антибиотиков данного класса — в настоящее время существенно сократилось, особенно в терапевтической практике, поскольку он чаще других макролидов вызывает нежелательные эффекты со стороны желудочно-кишечного тракта, обусловленные стимулирующим действием эритромицина на моторику желудка и кишечника.

Следует отметить, что в последние годы из Японии и ряда стран Европы все чаще поступают сообщения о нарастании резистентности БГСА к эритромицину и другим макролидам. На примере Финляндии было показано, что формирование резистентности — процесс управляемый. Широкая разъяснительная кампания среди врачей в этой стране привела к двукратному снижению потребления макролидов и, как следствие, к двукратному уменьшению частоты БГСА-штаммов, устойчивых к упомянутым антибиотикам. В то же время в России резистентность БГСА к макролидам составляет 13-17% (Страчунский Л. С. и др., 1997). И этот факт, несомненно, заслуживает самого серьезного внимания.

Антибиотики-линкозамины (линкомицин, клиндамицин) назначают при БГСА-тонзиллите только при непереносимости как b-лактамов, так и макролидов. Широко применять эти препараты при данной нозологической форме не рекомендуется. Известно, что при частом применении оральных пенициллинов чувствительность к ним со стороны зеленящих стрептококков, локализующихся в ротовой полости, существенно снижается. Поэтому у данной категории пациентов, среди которых немало больных с ревматическими пороками сердца, линкозамины рассматриваются как препараты первого ряда для профилактики инфекционного эндокардита при выполнении различных стоматологических манипуляций.

При наличии хронического рецидивирующего БГСА-тонзиллита вероятность колонизации очага инфекции микроорганизмами, продуцирующими b-лактамазы, достаточно высока. В этом случае целесообразно проведение курса лечения ингибитор-защищенными пенициллинами (амоксициллин/клавуланат) или оральными цефалоспоринами II поколения (цефуроксим — аксетил), а при непереносимости b-лактамных антибиотиков — линкозаминами (табл. 2). Указанные антибиотики рассматриваются также как препараты второго ряда для случаев, когда пенициллинотерапия острого БГСА-тонзиллита оказывается безуспешной (что чаще встречается при использовании феноксиметилпенициллина). Универсальной же схемы, обеспечивающей 100%-ную элиминацию БГСА из носоглотки, в мировой клинической практике не сууществует.

Необходимо отметить, что применение тетрациклинов, сульфаниламидов, ко-тримоксазола и хлорамфеникола при БГСА-инфекции глотки в настоящее время не оправдано по причине высокой частоты резистентности и, следовательно, низких показателей эффективности терапии.

Таким образом, в современных условиях вопросы своевременной и качественной диагностики и рациональной антибиотикотерапии БГСА-тонзиллита сохраняют свою актуальность. Появившиеся в последние годы новые антибактериальные средства существенно расширили возможности антимикробной терапии БГСА-тонзиллита, но полностью данную проблему не решили. В связи с этим многие исследователи возлагают большие надежды на создание вакцины, содержащей эпитопы М-протеинов ревматогенных БГСА- штаммов, не вступающих в перекрестную реакцию с тканевыми антигенами человеческого организма. Такая вакцина, в частности в рамках первичной профилактики ОРЛ, очень необходима в первую очередь лицам с генетическими маркерами, указывающими на предрасположенность к заболеванию.

Назначение антибиотиков при катаральной ангине и неосложненных формах хронического тонзиллита не всегда оправданно, тем более без четкого представления о возбудителе.

На этих стадиях заболевания, еще не отягощенных суперинфекцией, альтернативным лечением может стать гомеопатия. Это регулирующая терапия, воздействующая на процессы саморегуляции с помощью лекарств, подобранных индивидуально с учетом реакции больного. С позиций классической гомеопатии ангина и хронический тонзиллит являются не локальными заболеваниями, а частным проявлениями конституционной слабости и наследственной предрасположенности.

На таких положениях основывается подбор компонентов гомеопатического препарата «Тонзилотрен» компании «Немецкий гомеопатический союз», клинические исследования которого в России показали высокую эффективность и безопасность.

1 В зарубежной литературе широко используются взаимозаменяемые термины «тонзиллофарингит» и «фарингит».

Вопросы

Чтобы расшифровать результаты мазка из зева, необходимо знать значение показателей, указанных на бланке в форме таблицы или списка. Рассмотрим, каждый показатель и его конкретное значение.
В результате будет указано название одного или нескольких микроорганизмов, которые были выявлены в мазке из носа. Чаще всего их названия пишут на латыни, например, Klebsiella pneumoniae, Streptococcus pyogenes, Candida albicans и т.д. Все указанные микробы в результате мазка из зева составляют подавляющее большинство представителей микрофлоры слизистой оболочки горла. Например, в мазке написано Streptococcus pyogenes. Это означает, что на слизистой оболочке зева главным микробом микрофлоры является стрептококк.
Рядом с названием микроорганизма или в соответствующей графе таблицы указывается его количество. Причем количество микробов измеряется в особых единицах – КОЕ/мл. КОЕ – это аббревиатура от слов колониеобразующая единица. То есть, количество бактерий на слизистой оболочке зева измеряется в числе КОЕ, которые вырастают в одном литре питательной среды.
Однако данные термины слишком абстрактны, поэтом рассмотрим, каким образом происходит подсчет КОЕ в реальности. Забранный мазок из зева привозят в лабораторию, где уже приготовлены специальные питательные среды, которые предназначены специально для роста разных бактерий. Петлей проводят по поверхности сред и оставляют их в термостате, чтобы посеянные бактерии смогли вырасти. Из бактерий, нанесенных на поверхность среды, вырастают целые колонии, имеющие вид пятен разной формы. Каждое такое пятно представляет собой скопление бактерий, которое ученые называют колонией. Из данной колонии можно методом пересевов вырастить множество новых. Именно поэтому такие скопления бактерий, выросшие на питательной среде из мазка, называют колониеобразующими единицами.
После того, как на питательной среде вырастут колонии микробов, врач-бактериолог подсчитывает их количество различными методами. Наиболее часто используется метод серийных разведений, при котором 1 мл исходного биологического материала разбавляется в 10 раз и вносится во вторую пробирку. Затем 1 мл из второй пробирки снова разбавляется в 10 раз и вносится в третью пробирку. Таких последовательных разведений делают не менее 10. Затем из всех пробирок с разведениями берут материал и высевают на питательную среду. Максимальной концентрацией КОЕ считается то разведение, в котором микробы уже не вырастают. Например, из пятой пробирки на среде выросли колонии, а из шестой – уж нет. Значит, КОЕ/мл равняется разведению из 6-ой пробирки, которое составляет 106.
Значение количества микробов нельзя недооценивать. Если количество любого микроба в мазке из зева составляет менее 103 – 104, то это является вариантом нормы. Если же его количество более 105 КОЕ/мл, то это свидетельствует о бурном росте условно-патогенной флоры, то есть, у человека развился дисбактериоз слизистых оболочек горла. Иногда в результатах указывается не количество КОЕ, а пишется «сливной рост», что означает очень большое число бактерий, образующих сливающиеся колонии, которые просто невозможно точно подсчитать. В редких случаях в результатах мазка из зева указано, что количество бактерий 101 КОЕ/мл. Это означает, что количество бактерий слишком малое, поэтому они не играют роли в развитии воспаления на слизистой носа.
Помимо параметров, касающихся количества и типа микробов, имеющихся на слизистой оболочке зева, в результатах мазка может быть представлена антибиотикограмма. Антибиотикограмма представляет собой исследование микроба на чувствительность к различным антибиотикам. Причем чем выше чувствительность, тем губительнее действует антибиотик на данный микроб. На основании чувствительности к антибиотикам врач выбирает наиболее эффективный для лечения лекарственный препарат.
Антибиотикограмма может быть оформлена в виде таблицы или простого списка, в котором снизу вверх перечислены наименования антибиотиков. Напротив каждого антибиотика стоит обозначение в виде значков «+», «++» или «+++». Один плюс «+» означает, что чувствительность микроба к данному антибиотику практически отсутствует, «++» отражают низкую чувствительность, а «+++» – высокую. В некоторых случаях вместо значков в виде плюсов, для обозначения чувствительности микроба к антибиотику используется галочка, которая вписывается в соответствующую графу таблицы в столбце «высокая», «низкая», «отсутствует». Если галочка стоит в столбце «отсутствует», то этот антибиотик совершенно не эффективен в отношении выявленного микроба. Галочка в столбце «высокая» соответствует значку «+++», а в столбце «низкая» – «++». Если необходимо пройти курс лечения, то следует выбирать антибиотик, к которому высоко чувствительными выявленные микробы. То есть, самыми эффективными будут те антибиотики, напротив которых стоит значок «+++» или галочка в столбце «высокая».

Лор инструменты

Сегодня различают различные инструменты для оториноларингологии. Они могут применяться для осмотра, исследований и различных манипуляций с ЛОР-органами, включая также и проведение хирургических операций. Современные специалисты используют высококачественные многоразовые ЛОР-инструменты!

Что включает в себя набор инструментов для оториноларингологии?

Современный набор инструментов для оториноларингологии включает в себя следующие компоненты:

Ни один осмотр ЛОР-врача не обходится
без использования лобного рефлектора,
который используется при проведении 100%
диагностических и хирургических процедур!

  • • лобный рефлектор. Представляет собой круглое зеркало, имеющее отверстие по центру. Отличается вогнутой формой, закрепляясь на лбу специалиста посредством специального оголовья. Благодаря особенностям строения, лобный рефлектор позволяет производить осмотр глубоких носовых, ушных и прочих отделов, на лечении которых специализируется ЛОР-врач;
  • • лобный осветитель. В некоторых случаях используется в качестве замены лобного рефлектора в современной отоларингологии. Если предыдущий инструмент представляет собой отражатель, то осветитель способен самостоятельно генерировать луч света;
  • • гортанное и носоглоточное зеркало. Такие инструменты имеют различный диаметр и предназначаются для осуществления процедуры непрямой ларингоскопии, когда гортань или носоглотка отражается в зеркале при проведении врачебной диагностики;
  • • кольцевидные ножи. Предназначаются для проведения различных ЛОР-операций, в частности, для удаления или частичного отсечения миндалин;
  • • набор лор инструментов для осмотра очистки ушей. Сюда в первую очередь входят тупой и острый крючки, предназначенные для удаления инородных тел из ушных раковин.

Где купить качественные лор инструменты?

Если вас интересуют лор инструменты действительно высокого качества, то вам нужно обратить внимание на наш интернет-магазин.

Имея большой опыт работы с медицинскими инструментами, мы способны предложить вашему вниманию лучшую продукцию, присутствующую на современном рынке!

Вам необходимо купить инструменты для оториноларингологии?
Вы можете позвонить нам по телефонам, указанным на сайте или заказать звонок!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *